Справочно-правовые системы (СПС)
Референт-Консультант
Инфо-Бухгалтер
Страница пользователя

    Реферативный журнал для бухгалтера - 28/18

    1. М. Нестеренко. Минбазу считаем по отдельно взятой операции. "Налоги и бухгалтерский учет", N 54, июль 2018 г.

    Правило о начислении налоговых обязательств с суммы превышения минимальной базы обложения НДС согласно абз. 2 п. 188.1 Налогового кодекса Украины от 02.12.2010 г. N 2755-VI (далее - НКУ) не первый год вызывает споры. Связано это с тем, что в НКУ не приведен четкий порядок расчета данной базы. В связи с этим представляет интерес постановление Верховного суда от 23.05.2018 г. по делу N 822/1571/17, в котором суд сделал выводы касаемо правомерности определения минимальной базы обложения НДС контролирующими органами.

    В этом деле предприятие обратилось в суд с требованием отменить налоговое уведомление-решение, которым ему доначислен НДС и начислены штрафные санкции за занижение суммы налоговых обязательств по НДС. Предприятие не согласилось с тем, что им было нарушено правило "минбазы" при продаже товаров.

    Суд первой инстанции иск удовлетворил. Суд апелляционной инстанции частично изменил решение суда первой инстанции, однако по существу оставил решение относительно обжалованного налогового уведомления-решения в силе. Налоговики не согласились с указанными решениями и подали кассационную жалобу в Верховный Суд.

    Верховный Суд отказал контролерам в удовлетворении их кассационной жалобы и оставил в силе заключения судов первой и апелляционной инстанций. Суд пришел к выводу, что фискалы не доказали тот факт, что истец продавал товары по стоимости, которая ниже, чем минбаза. Из материалов дела усматривается, что заключение о занижении истцом базы обложения НДС налоговики сделали на основании анализа расходных и налоговых накладных и показателей карточки счета 902 "Себестоимость реализованной продукции" и карточки счета 702 "Доход от реализации товаров", а не по отдельно взятой операции относительно реализации продукции при сопоставлении цен приобретения с ценой реализации. Следовательно, нарушение правила "минбазы" является неустановленным и не может повлечь за собой ответственность истца в виде доначисления налоговых обязательств и уплаты штрафных санкций.

    М. Нестеренко отмечает, что вывод о превышении минбазы обложения НДС некорректно делать на основе сопоставления показателей карточек по субсчетам 702 "Доход от реализации товаров" и 902 "Себестоимость реализованных товаров". Ведь оборот по субсчету 902 может превышать оборот по субсчету 702 не только в случае, когда товар продается ниже минбазы. Например, если речь идет о товарах, которые предприятие получило бесплатно и оприходовало по справедливой стоимости (п. 12 Положения (стандарта) бухгалтерского учета 9 "Запасы", утвержденного приказом Министерства финансов Украины от 20.10.99 г. N 246, далее - П(С)БУ 9). При дальнейшей продаже таких товаров ниже их справедливой стоимости оборот по субсчету 902 превысит оборот по субсчету 702. Однако правило "минбазы" не будет нарушено, поскольку цена приобретения равна нулю.

    Аналогичной будет ситуация и в том случае, если товар реализуется выше цены приобретения (договорной стоимости), но ниже первоначальной стоимости (которая включает также транспортно-заготовительные расходы и другие расходы, перечисленные в п. 9 П(С)БУ 9).

    Но даже если операция по продаже товаров является действительно убыточной (цена продажи меньше цены приобретения), этот вывод все равно можно сделать только путем сопоставления цен по каждому товару отдельно. А следовательно, делать вывод о том, что плательщик НДС при реализации товаров "не дотянул" до минбазы, исключительно на основании сводных показателей по счетам 702 и 902 нельзя.

    В комментируемом решении Верховный Суд определил следующее: для начисления НДС от продажи товаров прежде всего нужно сравнить между собой продажную стоимость этих товаров и цену их приобретения отдельно по каждой операции.

    И здесь возникает вопрос: что следует считать ценой приобретения для покупных товаров? В комментируемом решении налоговики ориентировались на субсчет 902 и не обратили внимания на первичные документы (накладные на приобретение товаров). То есть налоговый орган при проверке принял за цену приобретения всю первоначальную стоимость товаров, которые учитываются на счете 28, а не цену, указанную в договоре с поставщиком. И это - на фоне того, что в индивидуальных разъяснениях (см. письма ГФСУ от 13.04.2016 г. N 8220/6/99-99-19-03-02-15, от 27.04.2016 г. N 9614/6/99-99-15-03-02-15, от 18.10.2016 г. N 22481/6/99-95- 42-01-15, от 15.11.2016 г. N 24601/6/99-95-42-01-15), а также в консультации из подкатегории 101.07 Базы знаний налоговики говорят о том, что ориентироваться нужно именно на договорную стоимость.

    В связи с этим автор рекомендует ориентироваться все же на первоначальную, а не на договорную стоимость. Ну, а если нужно вести учет минбазы исходя из договорной стоимости, желательно перед этим получить письменную индивидуальную налоговую консультацию.

    2. Н. Амброзяк. Быть ли "договорному" штрафу за просрочку регистрации НН. "Налоги и бухгалтерский учет", N 54, июль 2018 г.

    Нередко на практике по требованию покупателя в договор включают условие о взыскании штрафных санкций за нерегистрацию налоговых накладных в Едином реестре налоговых накладных (ЕРНН). Спор по подобному делу рассматривался в постановлении Верховного суда Украины от 02.05.2018 г. по делу N 908/3565/16.

    В этом деле стороны включили в договор о предоставлении услуг положение о штрафных санкциях за нерегистрацию исполнителем налоговой накладной в ЕРНН. Исполнитель просрочил регистрацию налоговой накладной, а заказчик попытался взыскать "договорные" штрафные санкции в судебном порядке. Все три инстанции отказали заказчику в требовании взыскать такие санкции. Истец не растерялся и подал заявление о пересмотре Верховным Судом решения Высшего хозяйственного суда по причине неоднозначного применения положений законодательства. В итоге дело о пересмотре попало в Верховный Суд, который отказал в удовлетворении заявления заказчика. При этом служители Фемиды аргументировали свою позицию тем, что исходя из положений ст. 173 и 174 Хозяйственного кодекса Украины от 16.01.2003 г. N 436-IV (далее - ХКУ), неосуществление регистрации налоговой накладной в ЕРНН в течение установленного в законодательстве срока не является нарушением со стороны ответчика правил осуществления хозяйственной деятельности. Но является неисполнением хозяйственного обязательства.

    Причина в том, что обязанность по составлению и регистрации налоговой накладной возникает у ответчика именно на основании налогового законодательства. К тому же Верховный Суд отметил, что включение в договор обязанности ответчика осуществить регистрацию налоговой накладной в ЕРНН не влечет за собой изменения характера соответствующих правоотношений с налоговых на хозяйственные. Поэтому неисполнение или ненадлежащее исполнение подобных условий договора не является правонарушением в сфере хозяйствования. А значит, этот факт исключает возможность привлечения участника хозотношений к ответственности в виде штрафных санкций.

    Автор отмечает, что это яркий пример изменчивости судебной практики. Если ранее был шанс взыскать санкции за "налогово-накладные" нарушения по договору, то теперь успехом такие действия не увенчаются.

    Ранее суды придерживались иной позиции по данному вопросу. Например, в постановлении от 29.06.2017 г. по делу N 903/549/16 рассматривалась ситуация, когда продавец не зарегистрировал вовремя налоговую накладную, из-за чего покупатель лишился налогового кредита. Договор предусматривал ответственность за нерегистрацию налоговой накладной в соответствии с Налоговым кодексом Украины от 02.12.2010 г. N 2755-VI (далее - НКУ) в виде штрафа.

    Суды (начиная с первой инстанции и заканчивая апелляционной) удовлетворили иск покупателя о взыскании санкций. При этом все суды ссылались на то, что:

    1) обязательство должно исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями Гражданского кодекса Украины от 16.01.2003 г. N 435-IV (далее - ГКУ) и ХКУ, иных актов гражданского законодательства. В случае же отсутствия таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота и иных требований, которые обычно ставятся (ст. 525, 526 ГКУ, ст. 193 ХКУ);

    2) нарушением обязательства является его неисполнение или исполнение с нарушением условий, определенных содержанием обязательства (ненадлежащее исполнение). В случае же нарушения обязательства наступают правовые последствия, установленные договором или законом, в частности, уплата неустойки (ст. 610, 611, ч. 1 и 2 ст. 549 ГКУ);

    3) штрафными санкциями признаются хозяйственные санкции в виде денежной суммы (неустойка, штраф, пеня), которую участники хозяйственных отношений обязаны уплатить в случае нарушения ими правил осуществления хозяйственной деятельности, неисполнения или ненадлежащего исполнения хозяйственного обязательства.

    Далее суды переходили к положениям НКУ по поводу обязательства зарегистрировать налоговую накладную в определенные сроки.

    Таким образом ВХСУ руководствовался следующим: включили обязательство по регистрации налоговой накладной в договор - нужно выполнить условия договора, а не выполнили обязательство по договору - начисляется штрафная санкция.

    С другой стороны, включение в договор положений об обязанности продавца (исполнителя) зарегистрировать налоговую накладную не делает их автоматически договорным обязательством. Соответственно, за их неисполнение нельзя привлечь к хозяйственно-правовой ответственности по договору, руководствуясь ХКУ и ГКУ. На такой позиции настаивает новый Верховный Суд в комментируемом постановлении.

    Н. Амброзяк отмечает, что ВХСУ тоже иногда придерживался подобной позиции. Об этом, к примеру, свидетельствует постановление ВХСУ от 11.10.2017 г. по делу N 908/3565/16.

    Кроме того, Верховный Суд не поддерживает идею взыскания убытков в связи с "налогово-накладными" нарушениями, которые привели к невозмещению НДС. Так, в постановлении Верховного Суда от 12.03.2018 г. по делу N 918/216/17 судьи не усмотрели причинно-следственной связи между нерегистрацией налоговой накладной и убытками в виде недополученного возмещения. Они сослались на то, что регистрация налоговой накладной, как и возмещение НДС, не имеет отношения к хозяйственным санкциям по ХКУ.

    Скорее всего, Верховный Суд будет руководствоваться подобной логикой и в случаях, когда покупатели пытаются взыскать убытки в сумме недополученного налогового кредита в связи с нерегистрацией продавцом (исполнителем) налоговой накладной или их регистрацией ненадлежащим образом.

    3. М. Ярмак. Налоговики незаконно расторгли "электронный" договор: есть ли выход? "Налоги и бухгалтерский учет", N 54, июль 2018 г.

    Достаточно часто налоговики "блокируют" договор о признании электронных документов, что приводит к негативным последствиям для налогоплательщиков. Правду приходится отстаивать в суде и одним из примеров такого дела является постановление Верховного суда от 05.06.2018 г. по делу N 804/3567/17.

    Суть этого дела состояла в следующем: налоговики в одностороннем порядке расторгли Договор о признании электронных документов по причине ненахождения предприятия по его местонахождению. Из-за проблем с Договором налогоплательщик не смог зарегистрировать 100 налоговых накладных. После проведения камеральной проверки эту проблему выявили налоговики и применили штраф за нерегистрацию налоговых накладных.

    Налогоплательщик вначале обратился в ГФСУ с жалобой на незаконное налоговое уведомление-решение. А когда получил отказ - подал иск в суд и отбил штрафные санкции, отменив спорное уведомление-решение.

    В частности, предприятие настаивало на том, что в связи с незаконным расторжением Договора налоговики заблокировали доступ к Единому реестру налоговых накладных (ЕРНН). Это привело к нерегистрации налоговых накладных, но не по вине налогоплательщика, что должно исключить применение штрафных санкций к нарушителю. В доказательство своей правоты представитель предприятия предоставил ряд квитанций N 1 с указанием в качестве причины нерегистрации налоговой накладной: "можливо розiрвано договiр про визнання електронної звiтностi", "невiрний пiдпис - необхiдно пiдтвердити право пiдпису - особа ...". Также приложил ответ ГФСУ на запрос с требованием пояснить причины возникновения такой ситуации.

    Кроме того, в качестве доказательств безосновательного одностороннего расторжения Договора налогоплательщик предоставил витяги из Единого государственного реестра юридических лиц, физических лиц - предпринимателей и общественных формирований (ЕГР), подтверждающие, что предприятие местонахождения в "проблемный" период не меняло. Также к иску приложили информацию о том, что регистратор не вносил в ЕГР запись "вiдомостi не пiдтверджено". А на сегодняшний день подача каких-либо заявлений госрегистратору для подтверждения сведений о юридическом лице вообще отменена.

    Главное управление ГФС в кассационной жалобе ссылалось на необоснованность спорных судебных решений и необъективный анализ обстоятельств дела. По их мнению, судьи первой и апелляционной инстанций не учли положений ст. 201 Налогового кодекса Украины от 02.12.2010 г. N 2755-VI (далее - НКУ), а также того, что предприятие не обжаловало действия "местной" инспекции по поводу прекращения Договора и безосновательного отказа в регистрации налоговых накладных в ЕРНН в соответствии с порядком, установленным в ст. 56 НКУ.

    Верховный Суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы налоговиков и встал на сторону налогоплательщика. При этом судьи всех трех инстанций, оценивая обстоятельства одностороннего расторжения Договора, обратили внимание на то, что оснований для одностороннего расторжения всего два (п. 4 разд. 6 приложения 1 к Инструкции по подготовке и представлению налоговых документов в электронном виде средствами телекоммуникационной связи, утвержденной приказом ГНАУ от 10.04.2008 г. N 233 (Инструкция утратила действие с 15.11.2017 г.):

    1) смена места регистрации налогоплательщика;

    2) непредоставление налогоплательщиком нового усиленного сертификата (сертификатов) открытого ключа вместо отмененного.

    Во всех остальных случаях расторгать Договор о признании электронной отчетности в одностороннем порядке было нельзя. Налогоплательщик же доказал, что не менял местонахождения и сертификаты у него были действительны. А поскольку расторжение Договора незаконно, то и о несвоевременной регистрации налоговых накладных в ЕРНН говорить нечего. Соответственно, и налоговое уведомление-решение было признано противоправным.

    М. Ярмак отмечает, что выводы Верховного Суда в этом деле будут полезны налогоплательщикам, которые сегодня, в условиях работы СЭА, оказались в подобной ситуации.

    В соответствии с п. 14 действующего на сегодняшний день Порядка обмена электронными документами действие Договора прекращается по инициативе подписанта заявления о присоединении к Договору (руководителя) либо при наличии одного из таких оснований:

    - получение информации от АЦСК о завершении срока действия (или отмены) усиленного сертификата руководителя;

    - получение информации из ЕГР о смене руководителя;

    - получение информации из ЕГР о государственной регистрации прекращения юридического лица;

    - наличие в Реестре самозанятых лиц информации о снятии с учета самозанятого лица как налогоплательщика в контролирующих органах;

    - наличие в Государственном реестре информации о закрытии регистрационного номера учетной карточки налогоплательщика (проще говоря, идентификационного кода) подписанта заявления о присоединении к Договору (руководителя) в связи с его смертью.

    То есть вопрос по поводу статусов "отсутствует по местонахождению" и "отсутствуют данные о подтверждении сведений о юридическом лице" в ЕГР снят.

    Верховный Суд в этом деле обратил внимание на то, что вины налогоплательщика в нерегистрации накладных не было. Ведь незаконное расторжение Договора лишило предприятие единственной возможности зарегистрировать налоговые накладные. А значит, к ответственности привлечь его нельзя.

    Итак, налоговики на сегодняшний день не имеют права расторгать в одностороннем порядке Договоры о признании электронных документов в связи с "потерей" предприятия по местонахождению. С учетом позиции Верховного Суда в комментируемом решении автор приходит к выводу, что штрафные санкции за нерегистрацию налоговых накладных на период расторжения Договора по причине того, что налоговики "потеряли" предприятие, можно отбить.

    4. М. Нестеренко. НДС-счет не пополнился по вине казначейства? ЕРНН-штрафов - нет! "Налоги и бухгалтерский учет", N 54, июль 2018 г.

    М. Нестеренко комментирует постановление Верховного Суда от 05.06.2018 г. по делу N817/1119/17. В этом деле предприятие обратилось в суд с требованием отменить налоговое уведомление-решение, которым ему начислены штрафные санкции за несвоевременную регистрацию налоговой накладной в Едином реестре налоговых накладных (ЕРНН). Истец настаивал на том, что не смог вовремя зарегистрировать налоговую накладную по вине казначейства, которое не перечислило средства (пополнение НДС - счета) на его электронный счет.

    Суды первой и апелляционной инстанций иск удовлетворили. Налоговики не согласились с указанным решением и подали кассационную жалобу в Верховный Суд. Верховный Суд отказал налоговикам в удовлетворении их кассационной жалобы и поддержал заключения судов первой и апелляционной инстанций.

    Аргументировал Верховный Суд это следующим. Во-первых, пополнение НДС-счета, равно как и совершение действий для ЕРНН-регистрации налоговой накладной в определенные законодательством сроки, свидетельствуют о намерении плательщика исполнить свою обязанность, прописанную в НКУ.

    Во-вторых, несвоевременное пополнение НДС-счета, которое повлекло нарушение сроков регистрации налоговой накладной, произошло по причинам, которые не зависели от воли истца. А это исключает вину предприятия в совершении налогового правонарушения. Истец не допустил противоправных действий, а потому не привлекается к ответственности.

    М. Нестеренко обращает внимание на то, что комментируемое решение касается довольно интересной ситуации. Предприятие - плательщик НДС составило налоговую накладную. В сроки, установленные п. 201.10 Налогового кодекса Украины от 02.12.2010 г. N 2755-VI (далее - НКУ), плательщик дважды пытался зарегистрировать эту накладную, однако не смог - не хватило лимита. Чтобы увеличить лимит, предприятие пополнило свой НДС-счет, перечислив средства со своего текущего счета, как это предусмотрено п.п. "а" п. 2001.4 НКУ. Однако лимит увеличился (и, соответственно, накладную удалось зарегистрировать) только на следующий день после пополнения НДС-счета. А в этот день срок своевременной ЕРНН-регистрации уже истек и начался срок "штрафной" ЕРНН-регистрации.

    Налоговики в связи с этим составили налоговое уведомление-решение и начислили предприятию 10 %-й штраф за нарушение срока ЕРНН-регистрации (п. 1201.1 НКУ). Формально позиция фискалов выглядит правильной, поскольку НКУ устанавливает штрафы за несвоевременную ЕРНН-регистрацию безотносительно к причинам, по которым возникла задержка в такой регистрации.

    Верховный Суд в мотивировочной части своего решения приходит к заключению, что Казначейская служба Украины как орган, в котором открываются НДС-счета, а также как участник системы межбанковских расчетов НБУ, несет перед плательщиком и получателем ответственность, связанную с проведением перевода, в соответствии с положениями Закона Украины "О платежных системах и переводе средств в Украине" от 05.04.2001 г. N 2346-III. А п. 8.1 этого Закона требует исполнить поручение, которое содержится в платежном документе, в день поступления такого платежного поручения. Аналогичное требование содержится и в п. 2.19 Инструкции о безналичных расчетах в Украине в национальной валюте, утвержденной постановлением Правления НБУ от 21.01.2004 г. N 22.

    В то же время п. 129.6 НКУ освобождает плательщика только от ответственности за несвоевременное перечисление или перечисление не в полном объеме налогов, сборов и других платежей в бюджеты и государственные целевые фонды, включая начисленную пеню или штрафные санкции. Об освобождении от штрафов за несвоевременную ЕРНН-регистрацию в НКУ не говорится.

    В связи с этим автор не рекомендует надеяться, что в другом случае в аналогичной ситуации результат судебного решения будет аналогичным. Судебная практика 2017 года содержит аналогичное по сути комментируемому решение ВАСУ. В нем суд пришел к заключению, что плательщик НДС не должен платить штрафы за несвоевременную ЕРНН-регистрацию, поскольку полиция изъяла у него компьютеры и программное обеспечение, следовательно он физически не мог зарегистрировать накладные (см. постановление ВАСУ от 03.04.2017 г. по делу N К/800/7609/17). Однако тогда существовала зацепка для такого заключения: в п. 1201.2 НКУ шла речь о штрафе за отсутствие ЕРНН-регистрации по вине плательщика. Сейчас в ст. 1201 НКУ о вине плательщика не упоминается, поэтому сослаться на то, что плательщик не смог зарегистрировать накладную по независимым от него причинам (а потому не должен платить ЕРНН-штрафы), больше не получится.

    Можно утверждать, что ЕРНН-штраф - это административно-хозяйственная санкция, а потому он не может применяться к плательщику в случае, когда отсутствует вина последнего, когда плательщик принял все зависящие от него меры, чтобы не допустить нарушения (ч. 2 ст. 218 Хозяйственного кодекса Украины от 16.01.2003 г. N 436-IV).

    Можно сослаться также на п. 109.1 НКУ, определяющий налоговое правонарушение как противоправное действие или бездеятельность, которая тоже предусматривает наличие вины плательщика. Но, как можно увидеть из наличия комментируемого спора, на налоговиков такие аргументы не очень действуют.

    Поэтому М. Нестеренко советует избегать ситуаций, подобных той, в которую попал истец, и по возможности не откладывать пополнение НДС-счета и ЕРНН-регистрацию на последний день предельного срока.

    5. А. Свириденко. "Ненормативные" Нормы N 43: ВС "за" самонормирование ГСМ-расходов. "Налоги и бухгалтерский учет", N 54, июль 2018 г.

    А. Свириденко комментирует Постановление Верховного суда Украины от 03.04.2018 г. N 817/1429/16. В этом деле предприниматель обратился в суд с иском о признании противоправным и отмене налогового уведомления-решения, которым ему доначислены налог на доходы физических лиц и единый взнос на общеобязательное государственное социальное страхование, а также штрафные санкции за недоплату по этим платежам.

    По мнению контролеров, предприниматель в течение нескольких лет неправомерно относил в состав расходов стоимость топлива в пределах норм, утвержденных собственными распорядительными документами, которые не соответствуют Нормам расходов топлива и смазочных материалов на автомобильном транспорте, утвержденным приказом Министерства транспорта Украины от 10.02.1998 г. N 43 (далее - Нормы N 43). При этом контролеры настаивали: при расчете чистого налогооблагаемого дохода можно учитывать стоимость ГСМ только в пределах Норм N 43.

    Окружной и апелляционный суды встали на сторону налогоплательщика и постановили: Нормы N 43 имеют исключительно рекомендательный характер и применяются только при планировании расхода топлива с целью его рационального использования. При этом нормы списания топлива могут быть урегулированы внутренними документами, а также подтверждены соответствующими расчетами с учетом технических характеристик автомобилей, эксплуатационных норм и других факторов.

    Верховный суд отказал налоговикам в удовлетворении кассационной жалобы и оставил без изменений решения судов предыдущих инстанций. При этом судьи руководствовались, в частности, тем, что Нормы N 43 не зарегистрированы в Минюсте и не являются нормативно-правовым актом в понимании ст. 117 Конституции Украины. По этой причине данный документ не может быть использован судом при рассмотрении судебных споров.

    В связи с этим А. Свириденко напоминает, что еще в 2014 году Минюст претензии о "ненормативности" Норм N 43 разъяснял так: этот документ является актом нормативно-технического характера, регистрации в Минюсте не подлежит и является действующим без нее (см. письмо Минюста от 28.02.2014 г. N 1112-0-4-14/10.1). То, что этот документ предназначен для применения всеми предприятиями, использующими автомобиль, независимо от формы собственности, неоднократно подчеркивали специалисты Мининфраструктуры (см. письма от 26.02.2016 г. N 1928/25/10-16, от 21.02.2017 г. N 1441/18/10-17). В то же время Верховный суд считает иначе и отказывается принимать во внимание нормы этого документа при рассмотрении судебных споров. Автор отмечает, что это далеко не первое решение подобного рода. Служители Фемиды уже не раз и в разных формулировках высказывались о необязательности применения Норм N 43 для субъектов хозяйствования, которые не относятся к сфере управления Минтранса (см. определения ВАСУ от 06.06.2013 г. по делу N К-39866/10-С, от 16.02.2016 г. по делу N 809/1074/15 (К/800/49593/15), от 13.04.2016 г. по делу N 805/10769/13-а (К/800/64715/13), постановление Львовского апелляционного админсуда от 15.01.2018 г. по делу N 876/10732/17 и т. д.).

    Причем это касается всех субъектов предпринимательства: как физических, так и юридических лиц. По мнению судов, Нормы N 43 не содержат императивных норм, невыполнение которых считается нарушением требований налогового законодательства. Наоборот, этот документ носит рекомендательный характер. Поэтому применять или нет Нормы N 43, решает каждое предприятие.

    Субъекты хозяйствования, которые "игнорируют" утвержденные нормы, вопросы списания топлива регулируют внутренними распорядительными документами. Это означает, что предприятие или предприниматель вправе самостоятельно рассчитать и утвердить собственные технически обоснованные нормы, которые будут учитывать техническое состояние автомобиля, условия его эксплуатации и другие факторы. Если нормы будут утверждены, а расходование топлива подтверждено первичными документами, то считается, что топливо использовано в хоздеятельности.

    Нормы N 43 не прошли регистрацию в Минюсте, а значит, данный документ нельзя считать обязательным для использования абсолютно всеми субъектами предпринимательской деятельности в целях налогообложения. В Налоговом кодексе Украины от 02.12.2010 г. N 2755-VI (далее - НКУ) также не говорится об обязательном использовании именно этого документа при нормировании топлива. Не требует их применения ни разд. III НКУ, который определяет порядок налогообложения прибыли предприятий, ни п. 198.5 НКУ, который говорит о начислении "компенсирующих" НДС-обязательств по нехозяйственным операциям.

    Однако налоговики не замечают эти и подобные им судебные решения и продолжают настаивать на обязательном для всех применении Норм N 43 (см., например, письма ГФСУ от 17.04.2018 г. N 1674/Г/99-99-13-01-02-14/IПК и ГУ ГФС в Харьковской обл. от 25.05.2018 г. N 2330/IПК/20-40-13-11-11). Причем говорят они так не только в отношении расходов предпринимателей, но и по поводу начисления "компенсирующих" НДС-обязательств по п. 198.5 НКУ в части сверхнормативного расхода горючего (см. письма ГУ ГФС в Харьковской обл. от 25.05.2018 г. N 2330/IПК/20-40-13-11-11, ГФСУ от 08.12.2017 г. N 2912/6/99 -99-15-01-01-15/IПК).

    Налоговики согласились только с тем, что в условиях НКУ финрезультат до налогообложения уменьшают фактические расходы топлива. При этом никаких корректировок на стоимость сверхнормативного горючего Кодекс не предусматривает (см. письмо ГФСУ от 20.01.2017 г. N 1186/6/99-99-15-02-02-15).

    Учитывая изложенное, А. Свириденко рекомендует осторожным налогоплательщикам все же прислушиваться к требованиям контролеров и списывать ГСМ строго в пределах Норм N 43.

    6. А. Павленко. ТТН... Как много в этой аббревиатуре! "Налоги и бухгалтерский учет", N 51, июль 2018 г. В статье А. Павленко описывает нюансы оформления и использования товарно-транспортной накладной (ТТН). Среди прочего автор рассматривает ситуации, когда поставщик отправляет товар через службы доставки: "Нова пошта", "Делiверi", "Мiст експрес" и т. п.

    Если груз до отделения/склада службы доставки везет поставщик своим транспортом, то ТТН не нужна (п. 2 Перечня документов, необходимых для осуществления перевозки груза автомобильным транспортом во внутреннем соединении (приложение к постановлению КМУ от 25.02.2009 г. N 207). Ведь он перевозит свой собственный товар для собственных нужд (а в отделении/складе службы доставки право собственности на товар все еще принадлежит поставщику). Однако если со склада поставщика товар вывозится автомобилем службы доставки ("Нової пошти" и т. п.), автор рекомендует оформить ТТН.

    Аналогично если товар доставляется покупателем на своем автотранспорте из отделения/склада службы доставки до своего подразделения, водителю достаточно иметь документы, подтверждающие право собственности на такой товар (к примеру, расходную накладную).

    Сами же службы доставки, как правило, ТТН не оформляют. "Нова пошта", например, оформляет так называемые экспресс-накладные. Связано это с тем, что упомянутые службы доставки являются операторами почтовой связи (включены в их реестр), а Правила перевозок грузов автомобильным транспортом в Украине, утвержденные Приказом Министерства транспорта Украины от 14.10.1997 г. N 363, не регламентируют перевозку почты. Поэтому эти службы доставки не оформляют ТТН.

    Расходы на перевозку такими службами остается подтверждать первичными документами, которые выдает соответствующая служба доставки (экспресс-накладной, квитанцией и т. п., а также счетом, чеком). Обычно такие документы (в том числе экспресс-накладные) содержат все необходимые реквизиты первичного документа, перечисленные в ч. 2 ст. 9 Закон Украины "О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине" от 16.07.1999 г. N 996 - XIV, а порой и дублируют все реквизиты ТТН.

    Суды соглашаются с тем, что экспресс-накладные "Нової пошти" можно использовать в качестве документов, подтверждающих факт поставки и товара, и услуг по его перевозке (см. определения Днепропетровского апелляционного админсуда от 23.09.2015 г. по делу N 808/1945/15, Харьковского апелляционного админсуда от 17.05.2016 г. по делу N 818/13/16 (в определении ВАСУ от 16.05.2017 г. N К/800/27543/16), Львовского апелляционного админсуда от 23.03.2017 г. по делу N 876/9009/16).

    Налоговики же в вопросе о необходимости ТТН при поставке товаров через службы доставки уклонились от прямого ответа и отослали вопрошавшего к Мининфраструктуры - см. письмо ГФСУ от 21.03.2017 г. N 5531/6/99-99-15-02-02-15.

    Зачастую на практике покупатели, перестраховываясь, требуют при таких отправках от поставщика оформления еще и ТТН. Такие действия, по мнению А. Павленко, некорректны (если только груз не вывозился со склада поставщика автомобилем службы доставки).

    Некоторые поставщики идут навстречу и выписывают ТТН, но заполняют ее некорректно. Ведь в этом случае возникает ряд проблем по заполнению такой ТТН, например: кого указывать заказчиком, перевозчиком, какой автомобиль указывать и т. п.

Copyright© 2007 "СофтСервис". Все права защищены. Дизайн и разработка Александр Любенко. Поддержка и сопровождение Александр Золотухин.